Заполните форму

Юрист Владимир Ильич Ульянов (Ленин)

Одним из величайших людей прошлого века, оказавшим влияние на всю мировую историю был Владимир Ильич Ульянов (Ленин). В следующей статье рассмотрим каким он был юристом.

Владимир Ильич Ульянов закончил в ноябре 1891 года юридический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета. Получив юридический диплом первой степени, он уехал в Самару, где с января 1892 года по август 1893 года проработал в Самарском окружном суде помощником присяжного поверенного А. Н. Хадрина, сочувствовавшего социалистам.

Помощники присяжных поверенных имели право на самостоятельное ведение судебных дел, и подчинялись одновременно и присяжным поверенным, при которых числились, и окружным судам, в которых работали.

Как правило, такие адвокаты вели простые уголовные дела «по назначению суда» или те, которые поручали им присяжные поверенные в отношении клиентов, не имевших возможности хорошо заплатить. Проработав помощником присяжного поверенного в течение пяти лет, юрист получал право стать присяжным поверенным (полноценным адвокатом) и уже самому выбирать дела, сулящие высокие гонорары.

В архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС хранилось 16 ленинских судебных дел в Самаре (2 гражданских и 14 уголовных). Оба гражданских дела (о наследстве и торговом споре) Ульянов выиграл в пользу своих клиентов.

В 14 уголовных делах (Ульянов часто выступал защитником сразу нескольких подсудимых в одном деле) у него были такие результаты:

- по восьми подзащитным Ульянова, суд не согласился с доводами защиты, но все они получили наказание меньше, чем запрашивало обвинение;

- для девятерых подзащитных Ульянов добился сокращения объема первоначальных обвинений или изменения их квалификации на более мягкую статью, и соответственно более мягкого наказания;

- одно дело было прекращено по примирению сторон;

- пятерых подзащитных Ульянова суд присяжных оправдал.

Черед полтора года, в августе 1893 г., Ульянов перебрался из Самары в Петербург, где 3 (15) сентября 1893 года по рекомендации самарского адвоката Хардина был зачислен помощником присяжного поверенного к известному своими прогрессивными взглядами петербургскому адвокату М. Ф. Волькенштейну.

В феврале 1917 года в Санкт-Петербургском окружном суде сгорели все архивы, и узнать какие именно дела вёл Владимир Ульянов в Питере, сейчас невозможно. Но судебные дела он должен был вести, поскольку они поручались судом, а постоянно отказываясь от ведения дел «по назначению суда», помощник присяжного поверенного неминуемо исключался из Совета присяжных поверенных. Ульянова до его первой судимости, должности помощника присяжного поверенного никто не лишал.

В декабре 1895 года был арестован, после чего выслан в село Шушенское. Потом в своих анкетах Ленин всегда указывал, что работал помощником присяжного поверенного до декабря 1895 года.

Итого – почти четыре года юридической практики, которой (по крайней мере первые полтора года), Ленин занимался весьма активно и успешно.

Рассмотрим дела, которые вёл Владимир Ильич (В.И.):

1. 5 марта 1892 года В.И. выступает защитником крестьянина В.Ф. Муленкова. Обвинение тяжкое - богохульство. Муленков прилюдно при свидетелях (отягчающее обстоятельство) обругал царскую фамилию и Пресвятую Троицу. Доносители - лавочник и полицейский урядник села Шиланский Ключ Самарского уезда. Свидетели - двое крестьян того же села. Наказание по уголовному уложеню 1845 года - до 15 лет каторги.

На суде В.И. добивается от свидетелей показаний, что Муленков был пьян. После чего указывает на необразованность и отсталость Муленкова (смягчающие обстоятельства). У лавочника требует показать книгу с портретом царской фамилии, которой тот, по его словам, пытался усовестить матерящегося пьяного Муленкова - портрета царя на обложке нет: Муленков не знал и не понимал, что за книга. В результате Муленков получил минимальное наказание - год тюрьмы.

2. 11 марта  В.И. выступает защитником по делу Опарина и Сахарова. Эти два крестьянина-бедняка из села Березовый Гай обвинялись в хищении 300 рублей у кулака того же села Мурзина. Оба во всем сознались. На деньги купили еды для семей, сена и самогона.

В.И. указал, что кража совершена под влиянием голода (на дворе страшный голод 1892 года) и отчаяния (оба полностью разорены, семян не имеют). Суд нашел указанные обстоятельства смягчающими, оба крестьянина получили по полгода тюрьмы с обязательством возместить Мурзину убытки.

3.   16 апреля. В.И. выступает защитником по делу крестьян села Томашев Колок Уждина, Зайцева и Красильникова по обвинению в покушении на кражу хлеба из амбара богатого крестьянина Копьякова.

В.И. указывает на вопиющию нищету подзащитных и их односельчан. Отмечает, что обвинение построено только на подозрениях Копьякова, тогда как взломать двери амбара мог кто угодно из разорившихся односельчан. Суд откладывает рассмотрение дела для сбора улик (фактически закрывает - идет наплыв дел о кражах - все тот же Голод). Красильникова, чье присутствие на месте преступления доказать не удалось, оправдывают.

4. В тот же день, 16 апреля, разбиралось еще одно дело. На Муленкова самарские полицейские повесили семь нераскрытых краж.

После речи В.И. присяжные заседатели признали Муленкова невиновным по всем эпизодам, за исключением одного: полицейским удалось привести в суд мещанку Афимью Прокаеву, у которой “с запертого заднего двора похитили исподнюю рубашку”. Прокаева в суде завопила, что Муленков “хититель” и она его узнала. Доводы, что Муленков живет далеко от Самары и был в ней всего два раза, не подействовали. По краже у Прокаевой Муленкова не оправдали, но и к сроку ничего не добавили - так и отсидел год за богохульство по пьяни.

5.  18 апреля В.И. выступал защитником отставного солдата Е.Я. Тишкина и крестьянина И.Ф. Зорина, обвинявшихся в краже. Оба пойманы с поличным. На самом деле, было так: агенты полиции Комаровский и Маштаков заметили двух оборванцев, выяснили, что оба не имеют работы. Агенты позвали их в трактир и хорошенько угостили. Выдавая себя за скупщиков краденых лошадей, агенты предложили Тишкину и Зорину угнать для них лошадь и привести к ним в условленное место на берегу Волги. Тишкин и Зорин так и сделали, но в условленном месте их ждали не барыги, а полицейская засада.

Защитник обрисовал бедственное положение, в котором оказались подсудимые - к голоду прибавился еще и холод, дело-то было в январе. Ульянов не сомневался, что вердикт присяжных будет "виновны", поэтому просил всего-навсего прибавить к вердикту "заслуживают снисхождения". Но присяжные не усмотрели смягчающих обстоятельств. И все же суд назначил наказание не "по полной": Тишкин сел на 3,5 года, Зорин всего на 9 месяцев..

6.  5 июня В.И. выступал защитником крестьянина села Вязовки Николаевского уезда М.С. Бабмбурова, обвинявшегося в краже носильных вещей. Указав на то, что Бамбуров действовал “от недостатка средств к пропитанию”, В.И. добился минимального наказания для подзащитного.

7. 9 июня В.И. выступал защитником крестьян-бедняков села Раковки Куклева, Чинова и Лаврова, обвинявшихся в краже зерна у кулака того же села Чибисова. Куклева В.И. сразу оправдал - против того было только подозрение, по остальным подал ходатайство о смягчении наказания. Дело было отложено (голод, наплыв краж), а потом Чинов и Лавров были амнистированы.

8. 15 сентября - единственный слив В.И. Он был назначен защитником самарского мещанина Гусева, обвинявшегося в истязании жены (избивал кнутом). Может, Ульянов и не взялся бы за него, но пришлось подменять коллегу К.Позерна, занятого в другом процессе. Жена обвиняла Гусева в систематических издевательствах и побоях. Выяснилось, что несчастная женщина была выдана за Гусева матерью, которая сама пять лет сожительствовала с ним. Муж-садист постоянно избивал жену, притом, без причин и оснований. Ульянов не стал просить суд о снисхождении к клиенту. Такое право у адвокатов было, и это не являлось нарушением профессиональной этики. В этом случае помощник присяжного поверенного Ульянов лишь наблюдал, чтобы в ходе процесса права клиента не нарушались, чтобы суд вершился по закону. Суд приговорил Гусева к одному году в исправительных арестантских отделениях.

9.  17 сентября В.И. выступает по делу рабочего, прусского подданого В.Х. Садлоха и сына солдата С.С. Репина, обвинявшихся в краже из сундука Коршунова вещей на сумму в девять рублей. В.И. доказывает, что 13-летнего Репина полицейские притянули не найдя сообщников Садлоха. Сам Садлох совершил кражу из крайней нужды. Репин оправдан, Садлох поехал на год в арестантский дом.

10. 26 октября В.И. выступает в защиту самарских мещан В.И. Алашеева, А.А. Карташева и Д.А. Перушкина, обвинявшихся в краже стальных рельсов у купца Духанова и чугунного колеса у купчихи Бахаревой в Самаре. В.И. находит нестыковки в показаниях свидетелей и указывает на косвенность и недостаточность улик. Дело возвращается на доследование и рассматривается повторно, когда В.И. уже уехал.

11. 18 ноября на утреннем заседании суда В.И. выступает по делу отставного рядового В.П. Красноселова, обвинявшегося в краже трех кредитных билетов у торговца квашеной капустой Сурошникова.

В.И. указывает на бездоказательность обвинения (Сурошников не видел похитителя, билетов у Красноселова не найдено, у полиции только подозрения). Присяжные выносят оправдательный приговор.

12. 19 ноября В.И. выступал защитником крестьянина деревни Светловки Петропавловской волости Ф.Е. Лаптева, обвинявшегося в публичном оскорблении своего отца. В.И. попросил отложить дело для примирения сторон. В присутствии Ильича стороны примирились, иск отозван, дело закрыто.

13.  8 декабря В.И. выступал защитником ответчика И.С. Чекмарева по иску несостоятельного должника И.И. Кузнецова. На суде Кузнецов заявил, что располагает новыми документами, доказывающими его правоту. Документы в исковом заявлении указаны не были и В.И. потребовал отложить дело для ознакомления с ними. Дело было отложено, разбиралось в следующем году, когда В.И. уже уехал в Санкт-Петербург.

14. 17 декабря В.И. выступает защитником по делу отставного прапорщика Языкова, начальника станции Безенчук Оренбургской железной дороги, и стрелочника той же станции, отставного рядового Кузнецова. Оба обвинялись в нарушении правил сохранения путей сообщения, в результате чего произошла авария и погиб подросток Андрей Коротин.

Суть дела. Коротин толкал со своим дядькой-сторожем станции по тупиковой ветке ручной вагончик-тележку. Им кричали, что сзади на них едут пять вагонов, но они не расслышали. Сторож в последний момент отпрыгнул, мальчик не успел. Все произошло на глазах Языкова и Кузнецова. Языков во всем винил себя и каялся, Кузнецов говорил, что перевел вагоны по приказу, а когда увидел куда она катятся - было поздно.

В.И. выяснил, что Кузнецов задержался с переводом стрелок - перевел бы раньше, как приказывали, ничего бы и не случилось. В итоге, благодаря энергичному выступлению В.И., обвинение переквалифицировалось: Языков был обвинен в недостаточном контроле за подчиненными, а Кузнецов в нерадении. Языков отделался штрафом, Кузнецова понизили в помощники стрелочника.

15.  12-13 января 1893 года В.И. выступал защитником нижегородского купца Л.И Брискера, которого самарский купец Константинов обвинял в присвоении 12317 рублей 58 копеек. По иску Константинова Брискер недопоставил ему шпалы на указанную сумму.

В.И. вскрыл двойную бухгалтерию у Константинова, доказал невиновность Брискера и потребовал взыскать с Константинова судебные издержки. Суд встал на сторону своего самарского купца и полностью удовлетворил его иск. Тогда В.И. подал апелляцию в Саратовскую судебную палату по гражданским делам, которая полностью отменила решение Самарского суда и приняла решение в пользу Брискера.

16.  24 апреля В.И. добивается оправдания самарского мещанина В.Г. Юдина, обвинявшегося в покушении на кражу.

17. 12 мая В.И. защищал самарского чернорабочего Крылова, обвинявшегося в краже “мерзлого белья со двора”. Обвинение строилось на показаниях ночного караульщика Астафьева, который видел силуэты пробегавших по улицам мужчин с бельем. Крылов той ночью был задержан за пьянство и буйство и просто подошел под описание. Присяжные вынесли оправдательный приговор.

18.  18 мая В.И. выиграл дело Мороченкова-Палаева, выступая защитником последнего. Мороченков пытался отсудить у Палаева землю в Мелекесском уезде. Не получилось.

19. Ну и самая громкая судебная победа В.И. в деле, которое он сам возбудил.

Сызранский купец Арефьев считал себя хозяином переправы через Волгу. Его пароход нагонял и насильно приволакивал к берегу всех частников, кто пытался перевезти людей на тот берег. С явлением столкнулся и сам В.И., когда собрался навестить старшего брата Елизарова.

В.И. подал иск о самоуправстве (уголовная статья). Дело поступило к земскому начальнику, который его сначала затягивал, а получив несколько жалоб по инстанции, стал назначать его на самые ранние часы в Сызрани. В.И. отправлялся за 200 верст заранее. С третьего заседания выиграл дело и Арефьева упекли в тюрьму на месяц. Это был первый случай на Волге, когда частное лицо засадило местного олигарха за решетку. О деле писала даже “Самарская газета” (фельетон “Финал Арефьевского дела” в номере за 3 октября 1892 года).

ООО «Центр права и экспертиз». Все права защищены, 2018.